Дмитрий Кириллов: Понадеялись на русское «авось»

Свой следующий бой россиянин Дмитрий Кириллов проведет за звание чемпиона мира в первом легчайшем весе (52,16 кг) по версии IBF. Соперник Кириллова определится в сентябре после поединка действующего чемпиона мира по версии IBF Луиса Переса (Никарагуа) и Малкольма Тунакао (Филиппины). На днях Кириллов «устранил» единственную преграду на пути к главной схватке за чемпионский титул, одержав победу по очкам над колумбийцем Рейнальдо Лопесом. По ходу 12-раундового противостояния колумбийский левша дважды отправлял россиянина в нокдаун и рассек ему бровь, тем не менее судьи отдали предпочтение россиянину. Когда страсти после боя улеглись, корреспондент «Времени новостей» Ольга ЕРМОЛИНА побеседовала с Дмитрием КИРИЛЛОВЫМ.

-- Решение судей отдать победу вам многие посчитали спорным. Как вы сами оцениваете итоги боя?

-- Это был самый тяжелый бой в моей спортивной карьере. Даже поединок за чемпионский титул по версии WBC с японцем Токуямой был не таким сложным, как этот в Москве. Лопес оказался самым сильным соперником из всех, с кем мне пришлось встречаться. И я счастлив, что победу присудили мне. Безусловно, помогли родные стены. По собственному опыту знаю, случись нечто подобное за границей -- поединок с перевесом то в одну, то в другую сторону, -- победу без всяких комментариев отдали бы хозяину.

-- Как могло случиться, что вы не знали о том, что Лопес левша?

-- В том-то и дело, что на официальных сайтах он числится правшой. Копать глубже, собирать о Лопесе полную информацию никто не стал. Ни менеджеры, ни промоутеры. Надо было мне самому этим озадачиться. Но понадеялись на русское «авось». И это «авось» теперь отражается на моем лице -- правая бровь рассечена, левый глаз заплыл. На пресс-конференции, предшествовавшей бою, я, к удивлению, узнал, что Лопесу передали видеоматериалы с моими боями. Мое окружение раздобыть записи с его поединками почему-то не сумело. Во всем этом и проявился непрофессиональный подход к делу. Слава богу, что все так неплохо закончилось для меня.

-- Что вы почувствовали в первые минуты боя, когда поняли, что вся подготовка пошла насмарку?

-- Вначале я думал, что Лопес хитрит, что это просто ход и вскоре он поменяет стойку. Но раунд за раундом ничего не менялось. Вся моя тактика рушилась, и мне пришлось по ходу импровизировать, что в таких серьезных боях просто недопустимо. Роман Кармазин потом говорил, что он что-то кричал мне, подсказывал, но я ничего не слышал. Когда ты программируешь себя в течение трех-четырех месяцев до боя, а потом выходишь на ринг и все твои действия выверены до автоматизма, то все работает на подсознательном уровне и тяжело заставить себя перестроиться.

-- Можете озвучить призовую сумму, которую получили за этот бой?

-- Сейчас, когда я разговариваю с вами, в моих карманах нет ни гроша. Но все финансовые вопросы обговорены в контракте. Безусловно, это не те деньги, которые зарабатывают звезды бокса за границей. На год этой суммы, наверное, не хватит, но до следующего поединка, надеюсь, дотяну.

-- Если проиграете следующий чемпионский бой, в котором соперником скорее всего будет Перес, то ваша боксерская карьера окажется под вопросом.

-- Да, это так. Но я стараюсь не думать об этом. Пока мне нужно просто восстановиться и подлечиться, а затем начать серьезно готовиться к чемпионскому бою. Лучше и правильнее это делать за границей.

-- Почему вы выбрали бокс?

-- Меня всегда притягивал спорт. В детстве перепробовал разные виды. Занимался легкой атлетикой, футболом, но в 11 лет увлекся боксом. Сам записался в секцию к тренеру Андрею Бузмакову. Мама к этому отношения не имела. Она у меня неспортивный человек. Всю жизнь проработала рабочей на Кировском заводе в Питере. Отца у меня нет.

-- В 11 лет не поздно было начинать карьеру боксера?

-- Для бокса не поздно. Более того, уверен, что рано в этот вид спорта приходить нельзя. Плюс моего позднего прихода был в том, что я не «переел» бокса, не пресытился им, после чего возникает естественное желание бросить. Помогло и то, что на первых порах мы занимались в основном общефизической подготовкой и многие навыки осваивали через игры.

-- У вас есть семья?

-- Жена и дочь Даша, которой два года. Татьяна пока не работает, воспитывает ребенка. До этого была кассиром в сберкассе, там мы и познакомились.

-- Пожалели, наверное, что не родился сын, отдали бы его в бокс?

-- Я не считаю, что ребенок обязательно должен отдавать предпочтение тому, чем занимаются родители. Да и потом бокс -- неблагодарный вид спорта.

-- Почему неблагодарный?

-- Потому что тяжелый и не настолько развит в нашей стране. Финансовые перспективы профессионального бокса в России туманны.

-- У каждого боксера-профессионала есть кличка. Вас называют Бэбби. С чего это вдруг?

-- Это случилось в Испании. Мне было тогда 19 лет. Я и сейчас не выгляжу на свои 26, а тогда смотрелся и вовсе пацаненком. Однажды в нашу раздевалку привели маленькую девочку, которая, увидев меня, удивленно вскрикнула: «Пикиньо». Мне тут же перевели, что по-испански это означает «малыш». Кличка сразу ко мне приклеилась и с тех пор наводит страх на соперников.

Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА, "Время новостей"

FightNews: 


�������@Mail.ru Rambler's Top100