БОЕЦ МЕСЯЦА: Роман КАРМАЗИН МЕЖДУ ВЕРОЙ И НЕВЕРИЕМ

Большинство боксерских изданий, не сомневаюсь, назовут бойцом месяца Джермена Тейлора. Конечно, формально он победил абсолютного чемпиона мира Бернарда Хопкинса, 20 раз защищавшего свой титул, но тогда вместе с Тейлором бойцом месяца надо назвать и канал НВО, без покровительства которого он никогда не добился бы этой победы, а это нонсенс.

Кассим Оума, которого победил Кармазин, конечно, фигура не такая масштабная, как Хопкинс, но в отличие от Тейлора Роман соперника действительно победил, и на этот счет никаких двух мнений быть не может.

Как-то не пришло в голову спросить Кармазина, что труднее пережить: когда в тебя не верят окружающие или когда не веришь в себя сам. Роман испытал и то, и другое, причем неоднократно. Его достаточно рано зачислили в подающие большие надежды. Хорошо это помню, так как был как раз одним из тех, кто "зачислял". Это произошло еще в марте 1998 года, когда Роман в Москве в "Олимпийском" во втором раунде нокаутировал американца Джеффа Джонсона.

Вскоре после этого, по словам самого Романа, почему-то пришла неуверенность в себе, которая вылилась в то, что он сам затравил себя тренировками, в результате чего выходил на ринг усталым и опустошенным. Но он все равно побеждал, и неуверенность ушла. На время, как потом выяснилось.

Затем с августа 2000 года по июль 2002 года он был первым номером в рейтинге WBC в категории до 69,9 кг. Владевший тогда этим титулом испанец Хавьер Кастильехо драться с ним не хотел. Затем этого не хотел и победивший его Оскар Де Ла Хойа, стремившийся к более выгодному для себя с финансовой точки зрения бою со своим дважды соотечественником, то есть таким же, как и он сам, американцем мексиканского происхождения и одновременно злейшим врагом, Фернандо Варгасом. Со звездами в Америке, как правило, не спорят, и Кармазину после всех проволочек дали бой все с тем же Кастильехо за "временный" титул WBC. За двадцать три месяца ожидания Роман перегорел. Он выступил намного ниже своих возможностей и проиграл противнику, которого легко победил бы, будь он сам в другом состоянии. И тогда пришло неверие окружающих.

Хорошо помню разговоры, которые ходили в то время, сводившиеся в целом к одной фразе: "Вот тебе и Кармазин..." Роману было уже 29 лет, и времени на новое восхождение оставалось совсем мало. Большинство специалистов считали, что его нет вообще. Наверное, трудно было хоть на какое-то время не поддаться этому настроению. Я точно знаю, что после поражения Кармазин иногда подумывал о том, чтобы повесить перчатки на гвоздь, но это было не настоящее желание покончить с боксом, а что-то вроде игры с самим собой в стиле "а вот возьму и все брошу". Не взял и не бросил. И не собирался. Подобные рассуждения - это всего лишь форма отдыха мозга. Ты говоришь себе, что ты свободен в своем выборе и расслабляешься от этого. Но только для того, чтобы потом снова идти по своему пути. Так было и с Кармазиным. Он отдохнул и пошел дальше. Сам он в себя поверил, но окружающие - не очень. Впрочем, кажется, для него это было уже не так важно.

Роман проводил не слишком много боев, но постепенно шел к своей цели. Наверное, ему казалось, что он совсем близок к ней, когда он уехал в Америку, подписал контракт с Доном Кингом и в мае прошлого года его ожидал бой с довольно известным боксером Джейсоном Папильоном. Вот сейчас он заявит о себе, и тогда... Но заявить не получилось. Бой Роман выигрывал, но Папильон получил рассечение от случайного столкновения головами, поединок был остановлен, и, по правилам, так как бой продолжался всего четыре раунда, была объявлена техническая ничья. В довершении ко всему Кармазина еще крепко обсчитали при расчете, точнее, просто воспользовались незнанием определенных правил, о которых заранее не поставили в известность.

Однако, несмотря на это досадное недоразумение, в Америке Роман окончательно поверил в себя. "Я спарринговал со всеми и увидел, что они все такие же люди, как и мы. Это только если смотреть из России, они казались такими великими". Одним из тех, с кем он стоял в парах, был Джеймс Тоуни, выдающийся боксер и еще более выдающийся хам. В тот день, как и всегда, придя в зал, он оскорбил всех, но, поработав с Романом, сказал, что тот отличный боксер, а Тоуни редко хвалит кого-то, кроме себя.

В апреле этого года настал черед боя с экс-чемпионом мира Китом Холмсом, высоченным и страшно неудобным левшой. В этом бою решалось, кто будет драться с чемпионом мира по версии IBF в категории до 69,9 кг Кассимом Оумой. Роман далеко не сразу приспособился к своему, повторяю, крайне неудобному сопернику, но во второй половине боя полностью вычислил его и в последних раундах уже громил по всем статьям. Двое судей отдали ему победу, а третий поставил ничейные очки. Ну что ж, бывают патриоты и похуже.

Кармазин получил право на бой с Кассимом Оумой. Было ясно, что это его последний шанс стать чемпионом. Было ясно и то, что фаворитом в этой встрече его никто не считает. Насколько не считали, стало ясно только после боя, когда выяснилось, что для Романа даже не заказали чемпионский пояс. В Америке в него не верил почти никто - возможно, кроме тех, кто с ним спарринговал.

А потом был бой. Кармазин говорит, что во время этого боя часто обращался с вопросами к своему покойному тренеру Игорю Лебедеву. И находил ответы в самом себе. Просто вспоминал, что тот ему говорил, так что не надо искать здесь помощь потусторонних сил. Лебедев помог ему при жизни, вложив в Романа все, что мог, а не посылал флюиды из загробного мира. Но все равно без Лебедева этой победы никогда бы не было. Он не только учил Романа, он всегда верил в него, и в конечном счете эта вера пересилила неверие всех остальных, в том числе временами и самого Кармазина.

Спорт-Экспресс

FightNews: 


�������@Mail.ru Rambler's Top100