Блог пользователя VasSerMan

Сейчас уже вряд ли кто-то вспомнит имя той девушки, из-за которой соседи по комнате и приятели Брюс Карри и Монро Брукс стали врагами. Ясно одно - левый хук, срубивший Монро в девятом раунде, стал своеобразной фамильной скрепой  братьев Карри. Первых братьев, одновременно носивших звание чемпиона.

В середине 70-х по дорогам Мичигана колесил небольшой подержанный автобус, выкрашенный в фирменные цвета местного боксерского клуба. За неимением денег на штатного водителя, развозить ребят на соревнования приходилось их родителям, одним из тех кому довелось посидеть за рулем красно-золотого буса был Мелвин Маккрори, отец двоих подростков Милтона и Стива.

ТЕСТЫ:

1.Кому из этих боксеров так и не удалось стать чемпионом мира в профи (*):
А) Майк Маккаллум
Б) Эрол Грэхэм
В) Найджел Бенн
Г) Эдди Газо

На Виргинских островах до сих пор можно встретить красивую птицу – ястреба-цыплятника. Она разрезает небосвод с фатальной неизбежностью устремляясь вниз к очередной жертве. Точно также юный подросток-легковес наводил ужас на однокашников, испуганно нарезавших круги по рингу.
- Они убегают совсем как цыплята, - сказал о них один из тренеров. Другой добавил:

Август 74-го стал для большинства гостей Острова Свободы месяцем несбывшихся надежд - кубинские аматоры были на редкость безжалостны и к концу чемпионата имели в активе пять наград высшего достоинства. Одним из тех, кому досталось от хозяев, был американец Клинт Джэксон, чемпионские надежды которого были уничтожены кулаками Эмилио Корреа.

Синистер – так в Древнем Риме называли левшей. Считалось, что они приносят зло и несчастья и если в быту суеверия вскоре искоренились, то в ринге встреча с ними по-прежнему таит в себе угрозу.

Прошло почти семь лет, с тех пор как его приютил Чикаго. Город Аль Капоне, мрачный и неприветливый, сильно изменил его: мятые злотые сменились хрустящими долларами, бронзовая медаль Сеула заброшена в чулан, к покрывшейся тонкой корочкой нафталина повестке в суд. Отстучавшие в набат яйца Боу подарили ему любовь диаспоры и личное приглашение Квасьневского.

Бой с Тигром на миг повернул время вспять. Внимание прессы, регалии и гламурные прибамбасы окунули Джеймса в ностальгию. Его переход в супертяжелый вес был предрешен. Несмотря на то, что изначально Тони планировал править одновременно в крузерах и хэви, со временем он отказался от этой затеи и сосредоточился  на королевском дивизионе. 

Крузервейт, дивизион проклятых и забытых. В начале 2000-ых в этой зоне отчуждения профессионального бокса оказались Джеймс Тони и Василий Жиров. И если американец пытался нащупать потерянный путь к успеху, то Василий прямолинейно и нахраписто вгрызался в суровую действительность американского профи бокса.

В конце восьмидесятых, Кронк стал посещать угрюмый темнокожий парень. Малообщительный и дерзкий он прогуливался по залу, исподлобья разглядывая спаррингующих. Редкое предложение провести спарринг встречалось оскалом и неподдельным энтузиазмом. Вскоре он сколотил себе приличную репутацию в стенах зала, но на большее его не хватало.

Конец августа 1994 года. По шоссе бежал молодой человек. Каждый шаг мелкой дробью отдавался в висках. Цифры пульсометра медленно ползли вверх: 150, 160, 170… Он не останавливался. Мысли о предстоящем бое и размолвке с отцом гнали его вперед. Его считали мальчиком. Золотым мальчиком американского бокса, история которого началась на Сеульской Олимпиаде.

Буду откровенен, делать этот дайджест я не собирался. Однако ряд публикаций мнений спарринг-партнеров, бывших соперников и прочих ангажированных персонажей, которые в силу лицемерия/невежества/банального желания усидеть своей задницей на двух стульях предпочитают отделываться пространными фразами по бою Кличко – Поветкин, подтолкнули меня к написанию этого поста.

В середине девяностых, в гламурных широтах Голливуда, бушевало пламя славы и пороков Джеймса Тони. Outlaw Gym – так назывался зал, где Лайтс Аут коротал время в перерывах между боями, зал который стал его берлогой и долгие годы ассоциировался с его именем. Попав внутрь, вы оказывались вне времени, пространства и закона.

Спортивные штаны, шерстяная шапка и куртка не по размеру – вот и весь реквизит некогда грозного Айрана Баркли. Двадцать лет назад он был миллионером и завсегдатаем ток-шоу, сегодня он тот, кого принято называть малоимущим. Несмотря на возраст, Айран все также уверен в себе и не падает духом. Уныние – это не про него.

В жизни каждого великого чемпиона должна быть трилогия. Ее не может не быть - таковы законы чемпионского жанра. Джеймс Тони не стал исключением, роль его альтер-эго выпало сыграть  Майку Маккаллуму. Майк, будучи уроженцем Ямайки, являлся типичным героем своего времени. Перебравшись в США, он попал в тиски толерантности и лицемерия.

Страницы

Subscribe to RSS - Блог пользователя VasSerMan


�������@Mail.ru Rambler's Top100