Проводников: Важнее всего зрелищность и драма, происходящие на ринге

 

Экс-чемпион мира в первом полусреднем весе Руслан Проводников рассказал о своем поединке с американцем Джоном Молиной, который состоится 11 июня в американской Вероне.

– Ваш соперник Джон Молина говорит, что плотность вашего боя ожидается такая, что вам будет не нужен ринг – достаточно телефонной будки. Вы с ним согласны?

– Я могу вообще и на улице подраться. Для меня ринг – не обязательное условие. Я готов в любое время и где угодно. В телефонной будке? Без проблем!

– Молина схож с вами по стилю – такой же атакующий, готовый пойти на размен ударами боксер. Вам сложнее или легче работать с такими?

– Не знаю, легче это или сложнее, но по крайней мере это приятнее и интереснее.

– Нашли у Молины слабые стороны?

– Да, у всех боксеров есть свои привычки на ринге. Молина – не исключение. Весь тренировочный лагерь работал над поиском его сильных и слабых сторон и над выработкой правильной тактики.

– Есть какой-то конкретный удар, который вы заготовили для Молины?

– Есть такой удар. На тренировках я отрабатывал его специально. На наш взгляд, при антропометрии и стиле Молины этот удар должен пройти. Надеюсь, что именно он остановит его. Но что за удар, говорить не буду.

– Есть шансы, что ваш поединок растянется на все запланированные раунды?

– Конечно. есть, – это же бокс. Мы этот спорт и любим за его непредсказуемость. Бой может закончиться как в первом раунде, так и продлиться до судейского решения. Я не люблю делать прогнозы. Со своей стороны, я готов и морально, и физически на любой вариант.

– Во время боя Дениса Лебедева против Виктора Рамиреса в Москву прилетал ваш бывший тренер Фредди Роуч. Журналисты спрашивали у него про вас. Роуч сказал, что скучает. А вы не скучаете по нему?

– Как по человеку – очень скучаю. Я всегда рад его видеть и тепло к нему отношусь. Когда приезжаю в Америку, обязательно прихожу в его зал. Мы с ним друзья, и это не пустые слова. Я сказал ему, что если ему что-то понадобится, если я чем-то смогу ему помочь, то он может на меня положится. В любое время. Но я рад, что сменил тренера. Я нахожусь сейчас в более комфортном эмоциональном состоянии. Наша база расположена в маленьком городке Индио, в ста двадцати милях от Лос-Анжелеса. Он очень тихий, даже чем-то напоминает родное Березово. Здесь меня ничего не отвлекает – нет народа, нет этого кипиша и суеты. Я полностью отключаюсь от внешнего мира. Только сплю и тренируюсь. Мне комфортно, и поэтому, думаю, мы приняли правильное решение.

– Чем отличается тренировочный процесс у Фредди Роуча и Жоэля Диаса?

– У Фредди ты всегда знаешь, чем будешь сегодня заниматься. Он тренирует по годами отработанной схеме. И поэтому, когда приходишь в зал, делаешь свою работу на автомате. Понедельник и пятница – это спарринги, а другие дни – просто лапы. Там, понимаете, все поставлено на конвейер. Я не говорю, что это плохо, ведь ребята в результате выступают хорошо, бои выигрывают. Но у Жоэля мне интереснее. Он всегда что-то меняет, постоянно что-то придумывает. Например, он может устроить очень тяжелый понедельник, зато в четверг будет наоборот – легкий день. Иногда он проводит круговые спарринги, когда ты, например, можешь боксировать с пятью разными партнерами по очереди. Ну и так далее. Ну а что касается технической подготовки, то ощущаю прогресс у Диаса. Как я уже говорил ранее, он учит меня правильно защищаться.

– В конце прошлого года вы выразили уверенность в том, что в 2016 году получите большой бой. Поединок с Молиной для вас – это большой бой или все-таки средний?

– Я к любому бою отношусь серьезно, как к последнему. Понятно, что это может быть не тот поединок, который хотелось бы получить, но он все равно хороший.

– Многие считают, что ваш поединок станет исключительно зрелищным.

– Я не люблю делать прогнозы и говорить громких слов.

– Для вас важнее статус боя или его зрелищность?

– Важнее зрелищность и драма, которая происходит на ринге.

– Рассчитываете получить титульный поединок в этом году?

– Не то чтобы я такая большая звезда, но все-таки в мире бокса ко мне относятся серьезно и без титулов. Я не особенно гоняюсь за ними. Они ничего не значат и не приносят каких-то дивидендов. Титулы важны для дилетантов. Человек, который хорошо разбирается в боксе, скажет вам, что это далеко еще не все. Судите сами, в шоу, в которых я участвую, боксируют американцы, чемпионы мира. А я при этом – хэдлайнер. Чемпионы мира боксируют на разогреве у человека, который не имеет ни одного титула, понимаете? Но если это так важно для вас, для прессы и болельщиков, то почему нет. Я занимаю высокие позиции в рейтингах многих организаций. По версии WBC я вообще первый номер. Поэтому, если, дай бог, бой с Молиной пройдет хорошо, – а я уверен, что он пройдет хорошо для меня, – то в следующий раз я могу смело претендовать на бой за звание чемпиона мира.

– В один день с вами боксирует Василий Ломаченко. Нравится он вам как боксер?

– Вы знаете, я не смотрю бои. Из поединков Василия Ломаченко я смотрел только один: когда он дрался с Салидо. Талантливый, хороший боксер.

– Ваши поединки будут транслировать одновременно?

– Да, только меня покажут по Showtime, а Ломаченко по HBO.

– Чей бой, на ваш взгляд, посмотрит больше американцев?

– Не готов спрогнозировать. Тут уж у кого какие вкусы и кому какой бокс больше нравится. Рейтинги покажут.

– Не могу не затронуть печальную тему – кончину Мохаммеда Али. Его называли величайшим. Для вас он таковым являлся?

– Безусловно. Он не просто великий спортсмен, но и великий человек. Поэтому его и называют величайшим. Для меня всегда было важнее не то, чего человек добился в спорте, а то, что он сделал как личность – для людей, для своего народа. Великих спортсменов много, но что толку? Некоторые из них как люди – дерьмо. Сегодня ты чемпион, а завтра про тебя забыли. Али однозначно изменил бокс, но главное – он многое поменял в массовом сознании. Он дрался за идею равноправия белых и темнокожих людей. Он был очень сильным человеком. Так что иметь кучу поясов – это не главное. Нужно оставить после себя что-то действительно стоящее. Когда узнал новость о смерти Мохаммеда Али, мне стало грустно. Но это естественный процесс. Никто его не избежит. Так что давайте просто радоваться, что этот человек был. Я рос на примере таких людей, как он, и стремлюсь к тому же – делать больше добра и что-то после себя оставить.

– Вы же, кстати, немало занимаетесь благотворительностью. Расскажите об этом.

– По мере возможности в межсезонье, когда не готовлюсь к очередному бою, стараюсь посвящать этому как можно больше свободного времени. Встречаюсь с людьми, посещаю детские дома, учреждаю много спортивных проектов, соревнований для детей с денежными призами. И это не только боксерские проекты, а вообще спортивные. Везде, где я могу помочь, стараюсь это делать. Особенно в сфере спорта. Недавно мы открыли зал бокса моего имени прямо в детском доме в Нижнем Тагиле. Там все есть – ремонт, душевые, экипировка, инвентарь, привезенный из Америки. И в этом зале занимаются не только воспитанники детдома, но и все желающие дети совершенно бесплатно. После боя с Молиной планирую сделать еще один такой зал. Есть предложения, нужно будет съездить в два места, посмотреть.

Теги (через запятую): 
Раздел: 
Оцените качество материала:
  • отстой
  • так себе
  • нормально
  • хорошо
  • отлично
Проголосовало: 0


�������@Mail.ru Rambler's Top100